Oui, mon colonel!
Но пафост есть страдание человека, ведомого сильной страстью, а среди нас нет тех кто хохочет над страданием и презирает страсть.©
Название: Суровый ученический хоррор
Автор: Ирч (Oui, mon colonel!)
Бета:
Персонажи: ученица одиннадцатого класса, ЕГЭ
Жанр: полуавтобиографическая зарисовка
Саммари: IV-10. ужасы реальности, ЕГЭ/несчастный одинннадцатиклассник. похищение, нон-кон, связывание, бладплэинг, найфплэинг, но умоляю!!!!! ХЭ! (кто-то должен спасти школьника от ЕГЭ)

Лицо, приключившегося с Маришей кошмара, было узкое, длинное и бульдожье, а количество подбородков не решался подсчитать никто из одиннадцатиклассников маленького специализированного колледжа. Кошмар звали Марь Иванной, и это её унылое лицо стало новым среди знакомых и уже примелькавшихся. Она стала новым директором, пришедшим после отставки прежней главы. К слову, причины отставки не разглашались по соображениям секретности, поэтому весь колледж знал о хищении в особо крупных размерах.
И все бы ничего, если бы не сбор в актовом зале, который Марь Иванна провела после Новогодних праздников.
- Нужно поднимать престиж нашего колледжа, – сообщила она. – Поэтому у нас вводиться обязательная сдача ЕГЭ. В принципе, через пару лет его введут везде, но я решила…
Маришенька с ужасом взирала на сцену, туда, где в свете еще не успевших перегореть ламп дневного света, на нее оскалилось злобное чудовище, порожденное больным воображением Государственной Думы и смердящих веяний с Запада. Оно тянуло свои мерзкие щупальца бумажной волокиты во все стороны, опутывая ими многочисленные вузы страны.

В середине марта их отправили писать пробные тесты: в огромном здании чужой школы, где чудовище носило совершенно незнакомый, оттого еще более ужасающий вид, в течение четырех часов класс сидел и методично выбирал верные ответы, вписывая их в отдельный, специально отведенный для этого, лист.
Только черной ручкой и только теми цифрами, что были указаны в образце.
Иначе чудовище грозило полным провалом на экзамене и несостоятельностью в течение двух – а то и более – лет.
В отведенные на экзамен четыре часа Маришенька не уложилась, но, не смотря на это, ей, как человеку высокоорганизованному и немного пофигистичному, было гораздо легче, чем её однокашникам – она переживала, но не слишком.

Через десять дней после пробного теста должны были объявить результаты. Но ученики зря ждали и десять, и двадцать, и тридцать дней, только за неделю до экзамена осознав, что результатов не будет. Кое-кто уже откровенно рисовал на партах готические надписи кровью из носа, кто-то рвал на себе волосы, а кто-то объявлял, что он получил сверхсекретную записку, в которой сообщалось, что накануне ЕГЭ его заберут инопланетяне, дабы проводить над ним антигуманные опыты.
А вот Мариша именно за неделю до сдачи ЕГЭ впервые осознала, что никакая она не Мариша, а очень даже Марина Валерьевна. Более того, именно Валерьевна, а совсем даже не Валериевна. И осознала потому, что в её паспорте была допущена та самая ошибка – вот и получалось, что по всем документам существовали две Марины.
Пришлось в срочном порядке сдавать паспорт на обмен.
Блондинка-С-Лошадиным-Лицом в форме майора милиции, выслушав и покачав головой, велела, сдать старый паспорт и копию свидетельство о рождении – и, конечно, заполнив необходимые бумаги, не забыть оплатить штраф. Марина последовала указаниям и в обмен на старый паспорт получила странного вида бумагу, как ей сказали, удостоверяющую личность.

В канун экзамена все одиннадцатые классы опять собрали в актовом зале. Очередная пероксидная блондинка поведала им, где и как будет проходить экзамен, а так же, что с собой необходимо иметь и что иметь категорически не положено.
На следующий день Маринка ехала на другой конец города в уже знакомую школу, меланхолично перебирая волосы в поисках первых седин. За те пятьдесят минут, что она потратила на дорогу, ею было найдено целых шесть штук, кои были уничтожены с особой жестокостью. Уродливая туша Единого Государственного Экзамена уверенно следовала на шаг позади нее.

На место она приехала за сорок минут до начала, и вот тут-то… Экзамен все-таки распустил свои грязные, перепачканные чернилами, руки, схватил её за горло и прижал к грязной школьной стене, заставляя хрупкое Маришино тело медленно оседать на пол.
- Я забыла… - тихо прошептала Мариша, ощупывая карманы. – Я забыла удостоверение, что мне дали вместо паспорта… Но у меня есть социальная карта – она с фотографией… Может быть, подойдет?
Чудовище мерзко захохотало и начало шептать на ухо всякие отвратительные подробности. Оно говорило, что Марина – конченый человек, что она останется неблагоустроенной и проведет всю свою жизнь на помойке; что несданный ЕГЭ, да еще и без уважительной причины, оставит её ни то, что без возможности получения высшего образования, а попросту без удовлетворительного школьного аттестата. Монстр потирал свои бумажные бюрократические лапки, готовясь к мигу Марининого краха.
Но девочка вспомнила, что она все-таки высокоорганизованна и не менее пофигистична, поэтому смело вывернувшись из смрадных объятий Экзамена, она воспользовалась экстренным средством связи.
Таким образом, опоздав на полчаса, Марина предстала во второй раз перед пропускным контролем.
- Не пущу! – возопило чудовище и растопырило все свои щупальца, заслоняя дорогу. – Это не паспорт! Там нет фотографии!
Но тут кто-то из более сильных магов воспользовался заклинанием «абоххсней!» помноженным на ограничение категории «это-же-экспериментальный-год!» и Единому пришлось отступить.
…Но лишь до тех пор, пока девочка не нашла свое место в классе и, удобно усевшись, не взглянула на задания.
Монстр опять противно зашипел в ухо, но она устало отмахнулась и с отрешенным видом начала проставлять варианты ответов в экзаменационный лист, не слишком заботясь о правильности ответов и написании цифр по образцу, действуя скорее интуитивно.
Иногда она краем глаза замечала, как ЕГЭ просачивался то к одному ученику, то к другому, наклонялся, говорил что-то, после чего ученик бледнел, зеленел, синел и начинали что-то лихорадочно исправлять в своих ответах. Некоторые не выдерживали духовного напора нечестивого извращенца и очень быстро покидали аудиторию…
Марина сдала свой лист за двадцать минут до конца экзамена, сократив тем самым его время на час – то есть, ровно на четверть отведенного времени.

Десять дней после экзамена прошли в каком-то полусне. Кто-то вслух нервничал, кто-то отмалчивался в сторонке. Все занимались тем, чем им было положено заниматься. ЕГЭ бледной тенью маячил в поле зрения и лениво шевелил хватательными конечностями.
В день, когда должны были прийти результаты, Мариша решила поспать и не ходить школу – все-таки, она была больше пофигистичной, чем высокоорганизованной особой.
Поэтому на следующий день она уныло явилась в учительскую и задала вопрос в лоб.
Ответственный завуч – очередная пероксидная блондинка с отвратительным макияжем и поджарой фигурой загнанной борзой – расплылась в улыбке:
- Маришенька, у тебя второе место по количеству баллов в нашем колледже! Чистая пятерка, Маришенька! Поздравляю! Не зря мы бились, чтоб тебя допустили до…
…Марина коротко поблагодарила и вышла из учительской в коридор.
- Место! – бросила через плече девушка заскулившему и втянувшему щупальца Единому Государственному. – Вот так, а теперь – служить!

@темы: original