Oui, mon colonel!
Но пафост есть страдание человека, ведомого сильной страстью, а среди нас нет тех кто хохочет над страданием и презирает страсть.©
Автор: Oui, mon colonel!
Дисклеймер: моя только шизофрения, остальное - Амано Акиры
Жанр: romance

Название: Без ответа
Персонажи: Сквало/Дино
Рейтинг: R

Ещё на подъезде к общежитию становится ясно, что дело пахнет какой-то дрянью. Сквало бы предположил, что это порошок, но у высококачественного ни о каком запахе и речи быть не может, а плохому здесь просто неоткуда взяться.
Окна подсвечены разноцветными гирляндами и ещё бог знает какой мишурой — они открыты настежь, и из них грохочет какофония, гордое именуемая музыкой. Сквало заходит в общий коридор, открывая дверь пинком — та двигается с неохотой, потому что чья-то бесчувственная туша придавила её изнутри. На первом этаже и на лестнице стоит приторно-сладкая дымная завеса. Сквало пробирается наверх, прикрывая нос рукавом — он не фанат такого рода развлечений. По пути ему попадаются “любимые” однокласснички, даже в невменяемом состоянии шарахающиеся от одного его вида — и правильно, пусть боятся. Когда эти придурки, пускающие разноцветные слюни, получат папочкины активы, именно Сквало окажется тем, от кого будут зависеть их жизни, потому что он давно решил: заниматься политикой не с руки, но он хороший исполнитель и не боится марать руки.
Школьный психолог говорит, что Сквало слишком циничен и почему-то пытается вести себя намного старше, чем есть на самом деле. Сам Сквало согласен со старым хреном, пугающимся каждого шороха и каждой тени в закрытой школе для хорошо обеспеченных деток. Конечно, никто не говорит, что все эти детки — будущее мирового черного рынка, короли наркотраффиков, напомаженных шлюх и пугливых нелегалов, но для преподавателей и обслуживающего персонала это совсем не секрет.
Второй этаж встречает его неожиданно свежим ветерком. С другой стороны, если подумать, ничего в этом удивительного нет: придурки раскрыли все окна, видимо, в надежде повыпадать из них, и летние сквозняки курсируют беспрепятственно. На удивление, народа здесь меньше, и он ведет себя тише — то ли опоздавшие к началу празднества, то ли уже поймавшие отходняка за хвост.
Сквало спотыкается о кучу серпантина и чуть не падает в распахнутые объятья ковровой дорожки. Он чертыхается и пытается выбраться, но в итоге запутывается ещё больше и на секунду чувствует себя идиоткой-мухой, попавшей в сети. Сквало рычит не хуже матерого волкодава и клянется, что виновник не уйдет от возмездия, а если и уйдет, то уж ему точно придется лишиться чего-нибудь жизненно-важного — например, больших пальцев обоих рук, чтобы чертову старому извращенцу было неудобно дрочить на студенток в душе. Стоит только озвучит эту мысль, комендант предстает собственной персоной, испуганно икает, неловко распутывает блядский серпантин и в чем-то клянется. Сквало не разбирает, в чем именно — комендант пьян в слюни, и можно предположить, что в сегодняшний его ежевечерний коньяк студенты заботливо подмешали разного и, очень вероятно, противозаконного.
Сквало слышит визг, доносящийся из дальней ванной, и идет на звук, чтобы проверить. К его сожалению, все живы и, в некотором роде, даже здоровы. Одна смутно знакомая девица восседает на сидении унитаза — её здорово шатает, волосы спутаны и тушь потекла, но она странно хихикает и повизгивает; вторая сосредоточенно блюет в раковину — наверное, считает, что в этом случае не вызывает такого отвращения своим видом. Сквало раздражается ещё больше, потому что начинает подозревать, что учится со шлюхами, и тот факт, что им ещё не исполнилось шестнадцати, заставляет его только увериться в своей правоте. Шестнадцатилетие — самое время для расцвета карьеры. Впрочем, раздражение не идет ни в какое сравнение с тем бешенством, которое он испытывает, когда понимает, кто помогает придерживать волосы девицы, изрыгающей остатки полупереваренной пищи.
— Сука, — цедит Сквало, стоя в дверном проеме ванной. — Недоношенный мерин Каваллоне...
Все трое поднимают на него глаза.
Дино качается, чуть не падает, плохо держа равновесие, и пытается сфокусировать взгляд. Он даже улыбается — не потому что видит Сквало, конечно, — а потому что сразу узнает его по голосу.
Сквало подходит ближе, несколько секунд смотрит на Дино, потом отворачивается, сгребает обоих шлюх в охапку, засовывает в ванну и включает душ — те визжат как резанные и сыпят несвязными проклятьями.
— Вон пошли, шмары! — рявкает Сквало, и они послушно пятятся из ванной, бормоча проклятья в его адрес.
Дино продолжает глупо улыбаться. То, что он перебрал — это мягко сказано. Дино вообще не умеет пить, а если там было что-то кроме... Сквало боится подумать и в то же время злится на себя, что ему вообще есть до этого дело. Но Дино — с некоторых пор единственный среди местной кодлы, кто относится к Сквало как к человеку, и не шарахается, как от прокаженного. Наверное, он считает, что они чем-то похожи. Сквало чувствует, что это накладывает на него некоторые обязательства и бесится ещё сильнее. Тем более, что Дино — это одно большое недоразумение.
Сквало дергает его за подбородок, заглядывает в глаза и щурится.
— Чем догонялся? — отрывисто задает вопрос.
Дино пытается что-то сказать, но язык его не слушается.
Сквало отвешивает пощечину — не то, чтобы он надеется, что это поможет, просто срывает зло.
— Сс...сампанское, — выдавливает Дино обиженно. — Я не... не...
Он медленно начинает заваливаться в бок, но Сквало успевает его поймать.
— Ну и бревно, — говорит Сквало. — Если тебя так с шампанского развезло...
— Я фпарядке... — хихикает Дино и начинает оседать на кафельный пол.
— Падаль, — уже почти беззлобно сплевывает Сквало, ловит Дино на руки и с трудом спихивает в ванну.
Дино в процессе трепыхается, что-то обиженно мычит, потому что ударяется копчиком о дно — удержать его значительно сложнее, чем пьяных шлюх до этого. Мотает лохматой головой. Впрочем, хуже ему уже явно не будет — мозгов, по мнению Сквало, у него нет ни в голове, ни в жопе, как у динозавров. Дино пытается выбраться, но оскальзывается на мокрых стенах, из ванной торчат только его худые ноги в дорогих брюках с идеально отглаженными стрелками и ещё более дорогих лаковых туфлях.
Сквало включает холодную воду и старательно поливает Дино. Тот задыхается и хватает ртом воздух. Потом пытается отползти в сторону или закрыться руками — получается одинаково успешно — то есть, вообще никак. Сквало продолжает поливать его несколько минут, потом выключает душ и чувствует облегчение, словно сам посидел под ледяными струями. Глядя на сжавшегося Дино он даже ощущает некое подобие жалости — Сквало никогда не испытывал ничего подобного, так что подозревает, это именно оно.
— Х... холодно, — стуча зубами, говорит Дино. Язык у него всё ещё заплетается, но, как Сквало кажется, чуть меньше.
Кто-то хлопает дверью, и Сквало идет её закрыть изнутри, а по дороге берет подвернувшееся полотенце и бросает в Дино. Тот пытается вытереться, не снимая одежды.
Сквало снова начинает злиться.
— Дай руку, придурок, — говорит он и выдергивает Дино из ванной. На пол и на Сквало льется ледяная вода. Сквало чертыхается и пытается снять с Дино мажорную белую жилетку и небесно-голубую рубашку.
Дино изображает из себя тряпичную куклу и снова куда-то заваливается, но никак не может решить, куда, за что получает ещё одну пощечину — совсем легкую.
— Держись за меня и стой! — рычит Сквало.
Дино деланно серьёзно кивает, обнимает Сквало за талию и утыкается ему в шею. Сквало стоит опустив руки и сосредоточив внимание на маленьком пятнышке плесени под потолком. Не то, чтобы его заботит плесень, но она отвлекает и не дает окончательно озвереть и прибить раньше времени тупорылого дона Каваллоне, потому что сейчас это невыгодно и за это точно никто не заплатит.
— Ты теплый, — объявляет Дино куда-то в шею Сквало и трется носом. Его мокрые волосы щекочут Сквало щёку, ладони лежат на талии, а пах трется о пах.
— Последние мозги блядям отдал в качестве оплаты? — спрашивает Сквало. От того, что он долго вглядывается в одну точку, начинает кружиться голова.
Дино дрожит, и Сквало не сразу понимает, что тот смеется.
— Отпускает? — интересуется он.
С Дино на пол натекла лужа, да и Сквало чувствует себя как после осеннего ливня. Начинает казаться, что они стоят так вечность и, если не шевелиться, продержатся ещё одну.
Дино заметно клонит в сон, и он в который раз оседает. Сквало понимает, что сон — то, что сейчас нужно им обоим, но не оставлять же кретина спать в ванной? Поэтому приходится в который раз ловить его, удерживать и не давать заснуть. От него пахнет смесью пота и табачного дыма — странный запах, который нельзя назвать неприятным. Сквало ищет подходящие слова: навязчивый, раздражающий, будоражащий… в последнем явно не хватает негативного оттенка, но это самое верное определение, идущее на ум. Терпкость, сладость и капля здорового возбуждения, от которого сохнут губы и дышать хочется глубоко и медленно.
Дино тычится лицом Сквало в шею — его волосы лезут в рот. Сквало недовольно поднимает голову и отворачивается.
— Хватит, — он пытается говорить отрывисто, но выходит хрипло. Слипшиеся губы не слушаются.
— Ммм… — отвечает Дино и расслабляет руки. В какой-то момент кажется, что он готов отойти или упасть, но вместо этого только сильнее обнимает за талию, цепляется пальцами за шлейки брюк и тянет вниз. Потом качается на носочках вперед и хватает губами Сквало за мочку уха — тот от неожиданности дергается.
— Тссс… — пьяно шипит Дино. Сквало пытается высвободить руки, оттолкнуть его, а то и наподдать, но Дино хватает сил, чтобы удержать и надавить ладонями на ягодицы, прижимаясь всем телом.
Сквало обмякает и закатывает глаза к потолку, а потом и вовсе закрывает. На самом деле, он в бешенстве, но надеется, что эта блажь у Дино быстро пройдет. Он даже ничего не говорит, понимая, что сейчас это не поможет, потому что пьяные — хуже детей, и чем больше говоришь им чего-то не делать, тем выше вероятность, что они это и сделают. Надежда на здравомыслие медленно тает, уступая место ленивому удовольствию от приятной пустоты в голове, усталости во всем теле и чужих настойчивых ласк.
Дино, довольный отсутствием сопротивления, переступает с ноги на ногу, тянется руками под одежду — под рубашку, за пояс брюк, — рисует по коже пальцами.
— Хватит, — говорит Сквало. — Хватит меня слюнявить, идиот… Прекращай это.
Дино хмыкает, трется носом о шею, ведет по ней языком и прикусывает за подбородок.
Сквало приподнимается на цыпочки, отклоняется назад и смотрит сверху вниз. Выражение лица у Дино странное — глупое, сосредоточенное и отрешенное одновременно, пьяный взгляд из-под упавшей на глаза челки расфокусирован, губы приоткрыты. После душа волосы липнут к его лбу, вискам и шее, а сквозь рубашку видна грудь с бледными маленькими сосками. Сквало моргает, всё-таки высвобождает руки, упирается Дино в плечи и чувствует злое разочарование, когда тепло чужого тела и напор ослабевают.
Дино опускает глаза. Кажется, его больше интересует собственная ладонь, лежащая на ширинке Сквало и медленно двигающаяся снизу вверх. Когда ладонь доходит до пояса брюк, то замирает, затем пальцы сжимаются и разжимаются, теребят неподдающуюся пуговицу.
Сквало шумно вздыхает сквозь зубы, когда Дино удается наполовину стащить брюки вместе с трусами, обнажая головку. Кончики пальцев касаются её почти невесомо, игриво доводя по полноценной эрекции. Теперь отступать некуда, дело нужно доводить до конца. Сквало расслабляется, дышит ртом.
Дино свободной рукой освобождает себя от брюк, снова прижимается и обхватывает ладонью оба члена, качает бёдрами и зарывается лицом в ключицы Сквало, кусается, невнятно мычит и всхлипывает.
Они шатаются, опасно переступая и чуть не падая. Сквало хватается за бортик ванной. Оба оседают — ноги перестают держать. Во рту пересыхает.
Сквало оступается, пятится назад и падает на сиденье унитаза, увлекая Дино за собой. Дино усаживается сверху, трется пахом, качает бёдрами и крепко обнимает Сквало одной рукой за шею. Это похоже на лихорадку или бред.
Сквало кладет руку поверх его руки, переплетает пальцы, заставляя ускорить ритм, и вскидывает вверх бёдра, надрачивая одновременно обоим. Острый запах пота сводит с ума. А Дино двигается так, что начинает казаться: ещё немного — и он сам спустит брюки, опустится сверху, насаживаясь сверху на член Сквало.
Сквало успевает подумать и смутно удивиться этой мысли: если бы подобное произошло, возможно, стоило бы пересмотреть некоторые взгляды. Возможно, оказалось бы, что он многого не знает.
Но Дино привычно неуклюж, и ему хватает того, что происходит. Он цепляется за рубашку Сквало, комкает её пальцами, ловит зубами воротник в попытке заглушить стоны.
Сквало кладет свободную ладонь ему на загривок, прижимая к себе, и чувствует, как по второй руке течет теплое. Дино сбивается с ритма, содрогается всем телом и обмякает, продолжая всхлипывать.
Сквало откидывает назад голову, несколько раз вскидывает бёдрами, толкаясь в руку, и замирает, оглушенный. Стон застревает в горле.
Когда судорога перестает сводить всё тело, а сознание доигрывает в чертовых "Galaxian", и под веками становится статично темно, Сквало чувствует себя выжатой тряпкой и ещё больше чем раньше хочет спать. Вообще-то, в этом не было бы ничего удивительного или проблемного, если бы он лежал в кровати с какой-нибудь из шлюхой, а не сидел на толчке школьного общежития, перепачканный свой спермой и спермой Дино. Тут уж как-то не до сна.
Дино слабо протестует, но сил у него нет, так что Сквало удается вывернуться из объятий, чтобы встать и подойти к раковине. Он плещет в лицо прохладной водой и смотрит в зеркало, потом — на рубашку в желтоватых разводах. Попытка отстирать их и замести следы заканчивается ожидаемо, и Сквало оказывается промокшим окончательно. Голова у него уже давно работает в автономном режиме — у неё села батарейка. Сквало не соображает ничего, а на месте мыслей — приятный вакуум. Приятный...
Дино устраивается верхом на унитазе и обнимает сливной бочок, блаженно улыбаясь.
Сквало трясет головой.
— Можешь меня ударить, — совсем тихо замечает Дино. — Или ты предпочел бы сразу убить?
— Ну ты... — говорит Сквало и садится на край ванной. Это удобная стратегическая позиция — можно протянуть ногу и хорошенько пнуть Дино. Только Сквало пока не решил, стоит ли это делать, и не приведет ли это к глобальной катастрофе — крушению Дино на пол. — Зачем нажрался?
— Скучно... было, — мямлит Дино. Глаза у него закрыты. — Ты ушел потому что, и стало скучно.
— А я тебе клоун? — спрашивает Сквало с иронией, хотя стоит разозлиться.
— Нет... — смеется Дино, глупо дергая плечами. — Зря ты так... с девочками. Они не виноваты...
— Шмары подзаборные, — хмурится Сквало. Ему не нравится, что Дино о них вспоминает. Это необъяснимо, но он чувствует себя слишком усталым, так что подумает об этом позже.
— Они не виноваты, — повторяет Дино, и голос его отчего-то звучит грустно. — Младшие дочери... им сказали, что заполучить кого-то вроде меня — верный способ найти теплое местечко для себя и выгодного партнера — для семьи. Хотя Альянс всё ещё молчит мне в лицо, я в курсе, о чем они договариваются в кулуарах. У них всё схвачено. Они уже делят меня и делают ставки, как на ипподроме.... А девочки... знаешь, жалко их...
Сквало старается сделать вид, что слова Дино ему неинтересны, но ещё хватает мозгов, чтобы понять: без знания политической диспозиции все планы пойдут крахом. Дино валяет дурака очень естественно, но он медленно и эффективно вытаскивает — фактически, уже вытащил — из дерьма свою семью, что само по себе говорит о многом. Сквало иногда думает, не взять ли Дино в долю, посвятив в суть плана. Но у Дино, как сказано ранее, есть семья, за которую он отвечает, а Сквало — одиночка. Они с разных уровней этой системы — им совсем не по пути. Сквало оставит Дино за скобками уравнения, и всего добьется сам.
А пока они ещё здесь, стоит мотать на ус, о чем говорит глава одной из самых многообещающих семей в обозримом будущем.
— И что, ты собираешься кого-то выбрать? — спрашивает Сквало.
Дино машет рукой, потом пожимает плечами.
— Нет, конечно, — говорит он. — Я просто пока немного подыграю. До тех пор, пока ещё учусь тут, и мне бывает скучно. На самом деле, будь я чуть трезвее и чуть старше… Да у меня на них не встает — не мой тип.
— А на меня встанет, значит? — зачем-то спрашивает Сквало и добавляет ехидно: — Я в твоем вкусе?
Дино молча улыбается, обняв сливной бочок и положив на него голову. Размазанное пятно спермы вряд ли отстирается с его жилетки. Вид тот ещё.
— Эй, — говорит Сквало и в раздражении всё-таки бьет Дино ногой по бедру. — Эй, ты заснул что ли, бестолочь?
Дино смеется и поджимает ногу.
— Я думаю, — говорит он. — Ты задал интересный вопрос.
Сквало мало понимает, и ещё меньше пытается разобраться в произошедшем - так кажется проще. Несколько минут он смотрит на Дино, не мигая, поотом поднимается, подходит и трясет его за шкирку.
— Идем спать, — говорит Сквало сквозь зубы. — Как же ты меня бесишь, Каваллоне... как бесишь!..
— Хорошо, — отвечает Дино и негнущимися пальцами пытается расстегнуть жилет. — Прости. Я… тогда позже отвечу. Когда решу...
Сквало зачем-то кивает, разворачивается и идет к выходу из ванной, волоча за собой по полу когда-то белую рубашку.

Название: Право на ностальгию
Персонажи: Сквало/Дино
Рейтинг: R

Ночной ветер нес прохладу, игриво окатывал солеными брызгами, испуганно путался в волосах и, вырвавшись, обиженно бросал их в лицо. Море волновалось — провинившимся псом подползало к ногам, но тут же испуганно подавалось назад, облизывало мелкую гальку, ракушки и водоросли, раскиданные по пляжу. Пухлый месяц висел в розоватом мареве: где-то за горизонтом шел шторм.
Песчаный берег прогибался услужливо, охватывая светло-охристым кольцом маленькую бухту.
У причала гуляли, и даже отойдя на приличное расстояние, Сквало легко различал голоса: манерный смех Луссурии, открытый — Ямамото, басовитый — Рёхея...
Странная разношерстная компания. Удивительно, что Занзас пришел, да ещё и не разнес чертов причал по камешку, по щепочке... Сидел, потягивал марочный виски да недобро косился. Молчал, смущая пугливого Саваду, остающегося редкостной тряпкой до тех пор, пока курок у виска не взведешь. В смысле, не его виска, а чужого. Десятый Вонгола — та еще мать Тереза. Главное, чтоб они сейчас с Занзасом не сцепились — вот налакается босс шотландского пойла, устроит всем веселую жизнь... Ладно, какая разница? Насильно никого не держат, кто захочет — уйдет.
Сквало захотел.
Ушел гулять босиком, прихватив бутылку бренди.
Дышалось легко и почему-то спокойно. Сквало шел неторопливо.
Бары с небольшими пустынными террасами тянулись вдоль всего пляжа.
По песку, словно просеянному через сито, идти было приятно. Только края белых брюк уже порядком намокли — Сквало специально шел по линии прибоя, наслаждаясь теплыми морскими волнами.
Перестав различать шум празднества за спиной, он поднял голову и прищурился, тут же обнаружив то, что искал. В трёхстах метрах от него в окружении мирта и азалий в кадках, финиковых и кокосовых пальм, врезаясь в тропический лес стоял деревянный помост — то ли танцпол, то ли кафе с убранными столиками. Над ним разливался тусклый красноватый свет китайских фонариков.
Сквало обернулся, прислушался и втянул носом воздух: ничего не изменилось, веселье было в самом разгаре, а неприятностями пока не пахло.
Ветер, обижено притихший на время, снова рванулся, заметался, донося запахи дыма и жарящегося мяса. Не придав этому значения, Сквало бодро зашагал в сторону веранды: ночной пляж, приглушенная музыка, лёгкий бриз, хорошая выпивка — романтика, куда ни плюнь! Самому тошно. Хоть бы шлюхами на такой вечер запаслись. Вонгола, одним словом... всему их учить надо.
Сквало одним махом перепрыгнул три низенькие ступени и оказался под соломенной крышей. Сделал шаг в направлении бара и остановился, задумчиво разглядывая знакомую спину в гавайской рубашке.
Хмыкнув, Сквало обошел вокруг, наклонился поближе к спящему и громким шепотом поинтересовался:
— Пони, сколько раз ты на самом деле пересдавал географию в наш последний год в школе?
Каваллоне тяжело вздохнул во сне и поморщился, вспоминая что-то неприятное.
— Чтыр... за... - пробубнил он и причмокнул, уронив руку. Пустой стакан, который он держал, шумно загрохотал по деревянным доскам и закатился под одноногий барный табурет. Сквало захохотал, стуча бутылкой бренди по стойке.
Дино резко вскинулся, но не удержался и полетел спиной назад вместе с табуретом.
— А? — сонно пробормотал он, жмурясь и убирая растрепанные волосы с лица.
— Как был находкой для шпиона, так ей и остался, — Сквало тряс головой, продолжая смеяться.
— Что-то случилось? — Дино улыбнулся. — Который час? Помоги подняться, а?
Сквало успокоился и хмыкнул.
— Надо было её просто трахнуть, — со знанием дела пояснил он, подавая руку. — Ей нравились блондины. Но от меня она отстала неожиданно быстро.
— Ты о ком? — Дино расфокусировано глянул на ладонь, ухватился и потянул на себя, упираясь пятками в пол.
— Географичка, — Сквало зашипел, еле удержался, но успел в последний момент ухватиться за угол стойки и кое-как поднял Дино, которого заметно качало. — Ты что, напился?
Дино потер лоб и глаза, потом обхватив лицо ладонями и посмотрел на Сквало.
— Не спал три дня, не ел со вчерашнего вечера и добирался сюда на чертовом лайнере... Выпил всего ничего. Потом куда-то запропастился Ромарио, и я пошел его искать. Дальше не помню.
— Красавец, — Сквало хлопнул Дино по плечу. — Ты всегда любил делать глупости.
Тот улыбнулся, развел руками, задел тыльной стороной ладони бутылку и опрокинул её. Стекло весело звякнуло, ударившись о ножку табурета, зазвенело как-то по-особенному, и мелкими осколками разлетелось вокруг. Бренди щедро омыло пол и ноги Сквало, забрызгав обоих чуть ли не по уши.
— Твою мать, Каваллоне, — вздохнул Сквало и зыркнул исподлобья. — Первый раз за этот сумасшедший год хотел отдохнуть ото всех... Как у тебя получается всё испортить-то, а?
— Талант? — предположил обескураженно Дино и поскреб в затылке.
— Ага...
Стараясь не ступать на битое стекло, Сквало выбрался с веранды на пляж, сплюнул в сердцах и побрел к воде. Белые брюки, конечно, были уже испорчены, да и не больно-то их было жалко, но запах алкоголя на одежде раздражал. Сквало зашел в воду по щиколотку и остановился, прислушиваясь к ощущениям. Шуршание песка за спиной обозначило неровную поступь.
Расплескивая воду в невысоких волнах ночного прилива и неловко балансируя руками, Дино, не задумываясь, зашел в море по колено.
«Упадет, придурок», — оценил Сквало и ощерился: если бы взгляды могли быть материальны, Дино бы уже давно отплевывался от соленой воды.
Ветер доносил смех, крики и грохот выстрелов — на противоположной стороне бухты запускали фейерверки.
— Если ты утонешь в метре от берега, — весело заорал Сквало, — это будет самая нелепая смерть из всех, что я видел!
Дино обернулся и помахал, потом наклонился, зачерпывая воду горстями, чтобы плеснуть в лицо, и с громким плеском полетел вперед головой.
Второй раз за последние пятнадцать минут Сквало с ног до головы обдало брызгами.
Стало по-настоящему весело — без злости или ёрничества.
Сквало дошел до места, где барахтался Дино, и взялся за воротник его промокшей рубашки, но сам не удержал равновесия и, сбитый очередной волной, повалился следом. Тут же намокшие волосы стали тяжелыми, залепили глаза. Одежда сковала движения.
Дино сидел по шею в море и хохотал, тряся головой.
— Ах, так?! — Сквало, вошедший в раж, радостно кинулся вперед. Дино попробовал подняться и убежать, но был схвачен за ногу и утянут обратно в море.
Они барахтались, фыркали и лягались. Сквало несколько раз смог хорошенько пнуть Дино и макнуть его с головой. Выныривая каждый раз, тот слабо сопротивлялся и отфыркивался как настоящий конь, заставляя Сквало хохотать до колик. Из последних сил, хихикая и отплевываясь, они подползли к берегу. Дино упал на спину и уронил голову на песок. Глядя на него, Сквало провел по волосам и зашипел.
— Пони, да ты совсем охренел! Я теперь эту мочалку не прочешу!
— Да ладно тебе... — голос Дино незаметно изменился, стал серьёзнее. — Отрежь?
— Сдурел?! — Сквало ещё сильнее взлохматил и без того спутанные волосы.
— Отрежь, - повторил Дино и, неожиданно резко приподнявшись, перевернулся, подминая Сквало под себя. Взгляд в темноте у него был тяжелый и какой-то собачий, немного вопросительный, немного расстроеный.
— Не дури, — серьёзно попросил Сквало и нахмурился. — Не порть праздник.
— Не собираюсь, — Дино провел пальцами его по шее и наклонился совсем низко, касаясь губами губ Сквало. — Просто как старый друг... предлагаю выход.
Губы были солеными, а поцелуй — медленным. Дино долго не закрывал глаз, и это было странно — целоваться, не отводя взгляд друг от друга. Немного буднично, немного ностальгично. Пальцы путались в волосах.
Волны доходили до груди и выше, вымывали песок из-под спины. Прохладная вода контрастировала с прикосновениями к горячей коже.
Сквало закинул одну ногу Дино за спину, приподнял бедра и потерся об него пахом. Тот закашлялся на выдохе, но тут же прикусил его губу в отместку.
Сквало хрипло засмеялся, надавил Дино на затылок. Повел рукой, сжимая шею и заставляя немного откинуть голову назад. По-собачьи лизнул припухшие губы. Сжал коленями бока и перекатился. Дино погладил его бедра, провел ладонями по бокам и обнял за плечи, не давая выпрямиться. Сквало не стал сопротивляться поначалу, а когда попробовал сбросить ладони с плеч, Дино поймал его за запястья, прижал к телу и скинул с себя, снова оказываясь сверху.
Закружилась голова. Сквало уперся рукой в грудь Дино и оттолкнул его. Сделал глубокий вдох.
Дино опустил руку, погладил член Сквало через штаны, и только тогда оба смогли отвести взгляд.
— Ну и что?
— Ну и всё, — Дино ткнулся носом куда-то в шею Сквало, жарко вздохнул, но ничего больше делать не стал. — Плохо, что нельзя как раньше... А та учительница меня не потому невзлюбила. Она нас один раз в классе вместе застала — после этого и от тебя отвязалась, и меня возненавидела.
Сквало задумчиво поднял руку и положил Дино на затылок, намотал несколько слипшихся прядей на палец. Ладони были в песке.
— Ого, — сказал он и закрыл глаза. — А я где был, раз не помню?
— Сидел на мне и корчил умопомрачительные рожи, — Дино поелозил сверху, прихватил зубами шею и хмыкнул.
— Придурок ты... — спокойно заметил Сквало и хотел добавить что-то ещё, но с обратной стороны бухты подозрительно грохнуло. Поднявшийся горячий ветер донес запах тлеющей соломы и подгоревшего мяса.
— Вот же суки! — дернулся Сквало и легко вывернулся из рук Дино, отпихнул его и встал на колени, всматриваясь в разгорающееся зарево.
Желто-оранжевое пламя выплясывало по берегу. Темнеющие на его фоне фигуры людей ползали медленно и вальяжно. Искры полетели в бархатно-фиолетовое небо.
— Вот же суки... — повторил Сквало, поднялся и попробовал отряхнуться.
— Не ходи, — попросил Дино, приподнимаясь на локтях. — Они и без тебя...
— Да хрена с два они без меня! — сплюнул Сквало. — Всю жизнь с идиотами. Одного на другого поменял. Чтоб вас!.. чтоб...
Он запнулся, глядя на Дино сверху вниз: тот смотрел внимательно и чуть прищурившись, словно пытался высмотреть что-то конкретное.
Снова громыхнуло.
— Не ходи, — повторил Дино отрывисто-тихим свистящим шепотом.
— Не могу, — Сквало вздохнул, глядя на огонь. — Знаешь же, что не могу. Пора малышню спать укладывать, чтоб босса не нервировали.
— Помнишь, мы, когда детьми были, не спали, — Дино со смешком опустил голову.
— Говоришь как древний старик.
— Нет, я не об этом, — Дино уселся на песке, обхватив колени руками. — Ты вот в их возрасте всё переворотами занимался, интригами, свержением старой власти... А они на праздниках гуляют.
Сквало развел руками.
— Либо ты перестаешь тут сопли размазывать, либо я ухожу! - рявкнул он.
— То есть, — Дино поднял голову, — останешься, если я замолчу?
Сквало раздраженно зарычал, отворачиваясь и делая несколько шагов, но остановился.
— Нет, Каваллоне! Ты не пони, ты осел! — процедил он сквозь зубы, возвращаясь и второй раз за вечер протягивая руку. — Пойдем со мной! Уложим мелочь спать, чтоб в светлые головы с недосыпу никаких глупостей про перевороты не взбрело, а позже посидим ещё... До утра время останется.
Дино прищурился и медленно протянул руку, но когда пальцы Сквало сжали его ладонь, резко дернул на себя. Не удержавшись, Сквало полетел вперед. Дино одной рукой прижал его к себе, а второй перехватил запястья.
Смех и ругань смешались.
— Стой, слышишь! — Дино увернулся от очередного пинка. — Стой! Посмотри, Занзас прекрасно справляется с ролью няньки. Умотает так, что и сказок не понадобится... А понадобится, так он пару штук знает — с очень философским подтекстом и моралью, знаешь ли.
Сквало перестал брыкаться и с подозрением посмотрел на Дино:
— Смеешься, да?
— Смеюсь, — согласился Дино. — Только Занзас там развлекается, как умеет, а я тут без тебя порежусь, утону и напорюсь на нож для колки льда семнадцать раз подряд...
— Именно в такой последовательности? — уточнил Сквало.
— Именно в такой, — серьёзно кивнул Дино.
Сквало посмотрел на противоположную сторону бухты, где догорал пирс, пуская снопы искр в небо. Выглядело красивее любых фейерверков.
— Думаешь, мелкий уже вошел в режим посмертной воли? - спросил он.
— Цуна? — Дино смотрел туда же. — Думаю, да.
— Тогда отпусти меня, пони... нам нужен нож для колки льда.
— Зачем?
— Затем, — светским тоном протянул Сквало, — что с пунктами "порезаться" и "утонуть" ты уже справился. Прослежу, чтобы не напортачил, и займусь тем, чем занимаются все родители по ночам.
— Звучит заманчиво, — рассеяно пробормотал Дино, расстегивая на нем рубашку.
— Ещё бы, — Сквало закатил глаза. — Сам не помню, когда последний раз высыпался.

@темы: reborn, R